Как я жил в монастыре

Опубликовано Опубликовано в рубрике Презназначение

В начале 2010 года, когда я работал руководителем ИТ отдела в крупной компании, возникла мысль съездить в монастырь. Не то, чтобы это было твердое решение, скорее какое-то мимолетное желание. Что вот я туда приеду, и все решится само собой. Я, наконец, завяжу с ИТ рынком и займусь коучингом.

Через пару месяцев я созрел и стал искать контакты. Друзья обещали связать с человеком, который уже ездил и мог замолвить за меня слово. Я успокоился и стал ждать.

На работе когда отпрашивался на месяц, то вызвал подозрение. Конечно, любой нормальный руководитель, скорее поверит, что его сотрудник собрался свалить и просит месяц отпуска, чтобы где-нибудь пройти испытательный срок. Поэтому когда я назвал настоящую причину, мой руководитель несколько удивился, но все отпустил меня.

И вот самый тяжелый камень с души был снят — у меня был согласованный отпуск на месяц. Но буквально за неделю до отпуска, оказалось, что тот человек, который должен был помочь, куда-то пропал и на связь не выходит. За четыре дня от выезда, меня охватила дикая паника. Да, я тогда уже определился, что это должен быть православный монастырь, потому что ехать близко и в плане культуры все более-менее понятно.

Ситуация было очень напряженная. И тут, о чудо, я понимаю, что можно ведь поискать в интернете. Да, это кажется странным, но мне даже в голову не пришло поискать информацию в интернете на эту тему. Хороший пример того, что когда человек не готов к чему-либо, он не видит даже очевидных, простых и доступных решений, которые находятся на расстоянии вытянутой руки.

Итак, захожу в интернет, а там – шикарный выбор паломнических туров в любых комбинациях и ценах. Звоню в агентство, узнаю детали. У них нет туров на месяц, но чтобы попасть в монастырь нужно просто отправить туда по факсу анкету и получить подтверждение. В агентстве мне помогли выбрать монастырь и получить подтверждение. Это был Валаамский монастырь. На сайте монастыря было описание маршрута. Я купил билет до Санкт-Петербурга и отправился в паломничество.

Мозг рисовал радужные картины, как я приезжаю в монастырь, а там сидят монахи, медитируют на добро, созерцают мир и улыбаются. Да, я знаю в православии все не так. Но это же это мои фантазии, так что имею право рисовать любые картины в голове.

Проблемы начались еще в Петербурге. Мне сильно повезло в том, что я сел на правильную электричку. Вроде бы я все учел, посмотрел расписание, приехал на нужный вокзал, но оказалось, что там есть две похожие электрички, одна из которых едет совсем не туда. Пронесло.

И вот я на железнодорожной станции недалеко от пристани кораблей на Ладожском озере. Времени до отправления корабля еще полно, решил, что прогуляюсь и дойду пешком.

Минут за 40 дошел до места. Подхожу к смотрителю на пристани и спрашиваю про корабль, ну так на всякий случай, я же знаю, что по расписанию до него еще полтора часа. А он говорит, что корабль уже ушел. Я в шоке. Сказал, что людей было много, всех погрузили да поплыли, а чего ждать?

Я панике, потому что не понятно как попасть на остров? Вплавь никак, такси не возьмешь, остается ночевать фиг знает где, чтобы дождаться следующего корабля. Понимаю, что в безвыходной ситуации. Остается только сесть и горевать на тему, почему мне так не везет. Сижу, горюю. Со временем к пристани подтягиваются еще люди, и понимаю, что не один такой, кто поверил в расписание кораблей на сайте монастыря. Ну, думаю, в конце концов, когда рядом товарищи по несчастью, все кажется не таким страшным. Доходит слух, что скорее вроде придет грузовой корабль, чтобы забрать икону для монастыря. Ну, думаю, вариантов у меня особо нет, подожду. Не поеду же я назад в Москву, из-за облома с кораблем.

Хотя, как позже я узнал из рассказов монахов на острове, порой народ разворачивается и едет домой, сетуя на невезение. Говорили, что Бог, таким образом, проверяют, правда ли ты собрался в монастырь, или так, решил прогуляться.

Корабль пришел. Успешно погрузился и ликовал, что так все удачно сложилось. Но примерно в середине пути узнал, что на озере холоднее, чем на берегу. Дело было летом, я взял с собой легкую ветровку. Поэтому почти посинел от холода, но добрая женщина дала мне чей-то меховой тулуп, который спас меня от верной простуды.

И вот я на земле обетованной, ура. Дальше собеседование с монахом, который отвечает за прием гостей. Тут надо говориться, что конечно не все люди, которые живут и служат на Валааме – монахи. Монах — это высшее звание. А так там есть и послушники и кафтанники, т.е. своя иерархия. Но я для простоты просто буду называть всех монахами, поскольку для изложения истории это не имеет значения.

Монах, который меня «собеседовал», сказал, что они не жалуют тех, кто приехал сюда, чтобы уйти от своих проблем. И процитировал древнего старца. Там конечно было все очень мудро, но я услышал, «зря чувак ты сюда приехал, тут таким как ты не место». Ну, приехал и приехал, назад не сверну.

Подхожу к зданию, в котором буду жить, на вид обветшалое, но это не страшно. Захожу внутрь и … не хочется ругаться матом, но иначе не выразить то, что я там увидел. Это помещение отделенное перегородками, на ячейки, как офис в стиле «опенспейс» и разделенных шторками. Народ, который в то время там был, как бы так помягче сказать, ну явно не соответствовал моему представлению о блаженных улыбающихся просветленных. Скорее это были пацаны, которые недавно откинулись с зоны, им было некуда идти, вот и прибились к монастырю.

Это меня сбило окончательно. Все перипетии путешествия по сравнению с этим показались мне шуткой. Жить в таком окружении было для меня испытанием. Ну, отдельная история про запахи и звуки человеческого тела, но, в конце концов, я понимал, что никто меня не заставляет тут находиться, могу свалить в любой момент. Конечно, вокруг были не только братаны, но и вполне интеллигентные люди, которые часто приезжали в монастырь, знали все законы и внушали некоторое доверие. Просто те, кто приезжал надолго жили в этом помещении. А паломники, которые приезжали по путевке жили в гостинице.

Жил я там бесплатно, как трудник и поэтому должен был работать, чтобы отработать еду. Некоторым ребятам платили за работу, но в основном людям строительных специальностей. Мне конечно не нужны были деньги, я не за этим приехал.

Меня определили на проект по комплектации гостиницы. Оказалось, что скоро на остров должен был приехать патриарх и в связи с этим все усиленно готовились к его приезду, как в обычной корпорации или госструктуре, готовятся к приезду высших гостей.

Моя работа была простоя – делать, что говорят. Сначала нам предстояло выкинуть строительный мусор из гостиницы, а это было двухэтажное здание. Потом постелить там ковролин и занести туда мебель. Нас было пятеро, и руководил нами монах. В принципе объем работ реальный. Но как оказалось, монах не умел управлять проектами, не знал что такое план график, не умел грамотно ставить задачи, видимо никогда не слышал слово логистика. Короче примерно к обеду я, человек, который на тот момент имел девятилетний опыт управления проектами, был просто в бешенстве от того, ну как можно так паршиво управлять, что простые задачи на 2-3 часа, мы решаем целый день.

Потом, конечно, выдохнул, ведь в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Это не моя война, я лишь грузчик, что скажут, то и делаю.

-Поруководить я еще успею, так побуду подчиненным, — решил я и стал делать, что говорят, без раздражения. Принял правила игры, стал относиться к этому, как к некоторому приключению.

Но на второй день, когда оказалось, что мы зря принесли на руках со склада тяжеленные спинки от кроватей, а носить вчетвером груз по жаре в одежде с длинными рукавами, ибо так положено, скажу вам – не просто. Так вот после того, как монах, сказал, знаете, а кровати тут не уместятся, давайте отнесем их назад, я был в бешенстве.

И тут я осознал свою агрессию, которая кипела внутри меня. Я никогда раньше не замечал этого за собой, потому что всегда вел себя сдержанно, почти никогда не повышал голоса, а тут вдруг понял, что люто ненавижу этого человека за то, что он плохой менеджер. Мне стало стыдно, и я понял, что много на себя беру. Да, может быть я профессиональный руководитель, но кто дал мне право решать, что тут кому-то нужна моя помощь в управлении. И вообще никто не заставляет работать. Если что-то не нравится, можно подойти к коменданту или монаху, который распределял нас на работы и попросить другую работу.

Один парень из нашей команды так и сделал. Его задолбало, и он перевелся на другие работы. Я решил тренировать свое смирение и пройти этот квест до конца. Более того, откуда-то взялись силы подбадривать других ребят, которых крыло не меньше моего. Тогда понял, что если уйти в страдание, то это не поможет. А если помочь тому, кому также плохо как тебе, то боль отступает и появляется свет в конце туннеля.

А еще я позвонил подруге и стал жаловаться на то, как здесь все плохо и криво, на что она резонно спросила, а что я там тогда делаю, и кто меня заставляет все это терпеть. Было неприятно осознать, что я ною как офисный клерк, который недоволен своей работой, и я решил, что пробуду там весь срок, который наметил. Что бы со мной не происходило, но сценарий пожаловаться на жизнь и свалить домой — мне знаком. Поэтому попробую на этот раз поступить иначе.

Гостиницу мы сдали в срок. И нас оставили на вахте. Мы дежурили посменно, просто сидели в коридоре на стуле. Для меня это был отдых, поскольку я не люблю работать физически. Но для другого парня из нашей бригады – это оказалось невыносимо, и он тоже уволился.

Приехали высокие гости. Каждое утро они выходили в темных сутанах на службу и другие мероприятия, возвращались в обед, переодевались и выходили гулять. Причем узнать их в обычно одежде было нереально. И тогда я понял, что монахи такие же люди, они тоже устают, у них есть человеческие желания. Моя иллюзия о возвышенной природе служителей Бога развеялась окончательно.

Вскоре они уехали и меня перевели на вахту в гостиницу для паломников. Работа была не пыльная. Я просто четыре часа сидел на вахте и ничего не делал. График был рваный, и я периодически дежурил ночью, но потом отсыпался днем. Гнев, обида и сопротивление постепенно уходили. Я перестал напрягаться, что не могу принимать душ каждый день. Бесплатно была только баня в раз в неделю. За деньги был душ для туристов, но надо было попасть в расписание и там иногда бывали очереди.

Перестал париться, что не меняю белье каждый день, потому что со стиркой тоже были свои сложности. От меня воняло, на дежурстве я обливался потом сидя в халате поверх рубашки с блинным рукавом, но так было положено. Я не всегда успевал на обед, а кормили там 2 раза в день обед и ужин, завтра не было. Можно было попить чай утром, был магазин с едой.

Мяса в монастыре не ели совсем, два раза в неделю была рыба, если успеешь. Иногда я приходил слишком поздно, потому что мой сменщик опаздывал, и мне доставалась только гречка с хлебом. Но это тоже меня не волновало. Я просто плыл по течению, терпел, и меня постепенно отпускало от разных переживаний. Помогал матушкам носить корзины с бельем, выносил мусор из гостиницы, иногда подметал пол.

И конечно, считал себя нереально крутым просветленным, который смог преодолеть все бытовые лишения и смириться. Через неделю я сильно заболел. Это было похоже на простуду. У меня был жар, лихорадка, меня знобило и трясло, но лекарства, которые взял с собой, не помогли. Там был медпункт и я решил, что если будет совсем плохо, то пойду к врачу. Это был самый тяжелый период, потому что я не мог спать, мне мешал храп «коллег по просветлению», мухи, комары, духота, грязная постель, не проходящая вонь в нашей «казарме». Но я терпел, как мог. К концу второй недели меня начали посещать странные мысли. Я испытывал агрессию к любому живому существу.

Однажды я пришел в столовую. Там существовал определенный порядок, в том, кто первый садится за стол и ест. Сначала если монахи, затем те, кто готовится ими стать, а потом все остальные. Но не все этого придерживались и иногда самые голодные садились и ели. Меня в целом это не напрягло, и я спокойно ждал, пока наступит моя очередь. Но в этот раз я сильно хотел есть, и нужно было бежать на дежурство. Как только собрался сесть, какой-то парень взял меня за плечо и сказал:

— Подожди, сначала братия.

Я думал, что сейчас ударю его. Наверное такой дикой злобы и желания выместить свое напряжение на другом человеке я никогда больше не испытывал. Мне казалось, что в этот момент меня за плечо держит все мировое зло и моя святая обязанность его уничтожить прямо сейчас. Меня пугали эти мысли. Я представлял, как убиваю монахов, как расстреливаю все, что есть в столовой, как взрываю к чертям весь этот монастырь. Интеллект подсказывал, что это не я. Со мной явно что-то происходит. И надо просто потерпеть.

И тогда я в первый раз пошел в храм и искренне помолился. Я попросил Бога помочь мне пережить это напряжение и стать спокойнее. Через пару дней меня отпустило.

Я не ходил на службу и не исполнял христианскую традицию, но вместо этого каждый день ходил на озеро и по 1.5-2 часа сидел и смотрел на воду. Думал о чем-то, курил и пил воду. Я тогда еще курил сигареты.

Через 2 недели меня окончательно отпустило. Все текло своим чередом. Я дежурил, принимал все лишения как должное. Узнал, что можно принимать душ в туристической гостинице, когда все спят. Жизнь наладилась. Оказалось, что такие мелочи как душ, или пирожок с капустой могут сделать жизнь счастливой. Я перестал думать о том, насколько я просветлен, со мной стали общаться люди, хотя раньше держался особняком и ни с кем не разговаривал.

Третья неделя прошла в смирении и маленьких радостях от того, как хороша на самом деле жизнь. Постоянное посещение озера привело к тому, что я стал разговаривать сам с собой, но мне казалось, что я говорю с Богом. Я тогда не знал, что это открывается энергоинформационный канал. Точнее канал был всегда, просто тело начинает его ощущать.

На озере я получил ответы на все свои вопросы – чем мне заниматься, в чем смысл моей жизни, зачем я приехал сюда.

В жизни стали происходить интересные открытия. Однажды я сидел на пристани и ждал, когда придет корабль. Мне достался наряд на разгрузку. Ко мне подсел монах и спросил, зачем я сюда приехал. Я сказал, что потерялся в жизни и все такое. А он и говорит:

— Святые отцы писали, что куда бы ты ни поехал ты везешь с собой Царствие Божие (внутренний мир, психика). И если внутри война, то вокруг тоже будет война.

Для меня это было феноменальное открытие. Казалось, что от этих слов мир переворачивается. Как только я перестал сопротивляться происходящему, то жизнь показалась совсем иной, хотя технически ничего не изменилось. Я по-прежнему не часто принимал душ, не всегда успевал поесть и запах в «казарме» оставался прежним. Но мне было хорошо в этом всем и эти впечатления больше не терзали меня.

Потом была поездка на остров Святой. Это остров, на котором жили святые отшельники. Если вы держали когда-нибудь в руках заряженный амулет или были в месте силы, так вот весь остров был одним сплошным «местом силы». У меня тогда в первый раз появилось желание там остаться. Мне эти места, точнее не сам остров, а его энергетика показалась такой родной и знакомой, что хотелось раствориться в ней и больше никогда не возвращаться в Москву, в суету и бессмысленное существование.

Не знаю, связано ли это с чем, но ко мне периодически обращались люди, думая, что я послушник. И на острове Святой, когда я зашел в небольшую часовню, ко мне подошла женщина и что-то спросила про расписание, она думала, что я местный и служу здесь. Конечно, меня это пугало. Я собирался и не планирую уходить в монастырь. Хотя как знать… Чем больше я занимаюсь энергетикой, тем больше мне кажется, что я вообще не принимаю решений о том, какой будет моя жизнь. Мне порой кажется, что «парни из небесной конторы», ждут, когда же я, наконец, расслаблюсь, отпущу ситуацию, перестану планировать и ставить цели.

Так моя жизнь стала очень спокойной и равновесной. На четвертой неделе я задумался о том, что, наверное, могу вызывать нужные события в своей жизни. Это было очередное искушение. Мне очень хотелось секса. Нет, не то чтобы я прямо жить без этого не мог. Три недели я прожил вполне спокойно, и даже мыслей об этом не было. Но желая проверить свою силу, я решил, что хочу встретить девушку здесь, с которой у меня будет качественный секс.

Через два дня в монастырь приехали две девушки, они работали там по договору подряда. Я не поверил, ведь так не бывает. Ну и потом я же в монастыре, какой нифиг секс. Что я зря все это терпел. Я сидел на вахте, а они работали в коридоре в 10 метрах от меня. Периодически смотрели в мою сторону, но я упорно делал вид, что не вижу их и сосредоточенно смотрел в КПК, в котором у иногда спасал себя от скуки игрой в шарики.

Через день, когда я проходил мимо девушек по коридору, исполняя очередное задание – принести воды, одна из них попросила принести им воды. Я, конечно, помог, ну и завязалось. Вечером мы пошли гулять. Разговаривали, и нам казалось, что мы всю жизнь друг друга знаем. Я безнадежно влюбился в нее и едва сдерживался, что не взять ее во время прогулки. Мне повезло, что мое время подошло к концу, и я решил уехать на день раньше, потому что искушение овладеть ее было очень велико. Нет, я не против секса, но что-то внутри меня отчаянно говорил нет, не сейчас и не здесь.

Я уехал.

Путь обратно был тоже с приключениями. Небольшой шквальный ветер свалил деревья на провода и электрички временно не ходили. Но после всего пережитого я спокойно относился ко всему что происходит и был уверен, что доберусь домой. В Петербурге я сразу же пошел в ресторан, чтобы выпить пива и съесть мяса, но меня чуть не стошнило. Видимо организм отвык.

В Москве на работе моя счастливая физиономия вызывала споры о том, долго ли я продержусь в своем блаженстве. Я похудел примерно на 15 килограмм, выглядел и чувствовал себя отлично. Рабочие проблемы перестали волновать, и я был тихо счастлив. Без особой причины. Просто было хорошо, от того что жизнь идет.

Через три месяца погрузился в суету, снова поправился. А через полгода осознал, что ненавижу людей, которые меня окружают, и я снова потерял свое равновесие.

И тогда я принял очень важное решение в своей жизни. Как сказал тот монах на пристани:

— Мы всегда носим с собой свой внутренний мир.

И дело ведь было не в том, что в монастыре были условия, и я, поэтому был счастлив, а в Москве суета и поэтому я снова озлобился. Дело было в том, что я не жил той жизнью, которой хочу жить, ссылаясь не обстоятельства, необходимость работать и быть сволочью. Но, как и в монастыре, меня никто не заставляет это делать. Это добровольный выбор.

И тогда я решил, что устрою себе монастырь здесь. Мне не надо больше никуда ехать, чтобы быть в гармонии с собой. Достаточно быть честным и внимательным к себе. Я ушел с работы в свободное плавание.

С тех пор прошло три года. Иногда мне казалось, что я поторопился и надо было получше подготовиться. Но я никогда не жалел о своем выборе. За эти три года я прожил настолько счастливую и полную жизнь, какой у меня не было за предыдущие десять лет.